Живя в Эберсвальде, Володя не забывал о матери, своих московских друзьях, знакомых. Вот несколько его писем в Москву:

      "Дорогая мамочка! Я живу очень хорошо. Хожу в школу, стараюсь учиться хорошо. Папа мне делает подарки. У меня уже два новых костюма, ботинки и пальто. Завтра тетя Женя закажет мне сапоги.
      Напиши Вовин адрес.
      Целую, твой Вова
".

      "4 апреля.
      Дорогая мамочка! Живу я хорошо, здоров. Учусь хорошо, двойки не получаю. У нас уже тепло, в школу хожу в летнем пальто. К 1-му маю мне заказали два костюма. Привет Попову, Севрюкову, Вере Яковлевне, Шуре и всем.
      Целую, твой Вова
".


      "19/V-48
      Здравствуй, дорогая мамочка! Я живу хорошо. Окончил третий класс и перешел с такими отметками за год: письмо 4, арифметика 4, рисование 3, физкультура 5, пение 3, повидение 5, прилежание 4. Мама, когда я пошел в третий класс, я сказал тете Жене, как долго еще учиться. Я удивляюсь, как быстро прошло время. Двадцать четвертого мая я уезжаю на курорт в Бадальф. Меня примут в Суворовское училище, если я сдам конкурс лучше всех.
      Пиши, жду ответа, целую.
      Твой сын Вова
".

      "28/X-48
      Здравствуй, дорогая мамочка! Я получил твое письмо, ты написала, что пришлешь книгу "Молодая гвардия". Я достал эту книгу, так что не присылай. Я живу хорошо, учусь в 4-м классе на хорошо. У меня такие оценки: письмо 4, арифметика 4, чтение 4, развитие речи 3, история 5, естествознание 4, география 5. Школа у нас открылась 25/VII-48, а я приехал 30/VIII-48. Мамочка, поздравляю тебя с праздником 30 лет ВЛКСМ и 31 годовщиной Октября. Как живет дядя Жора? Передавай ему привет. Целую. Привет Вере Яковлевне, Шуре и другим.
      Твой сын Вова
".

      В октябре 1949 г. Высоцкие вернулись в Москву. Владимир продолжил свое обучение в новой школе N 186, которая находилась там же, где поселилась их семья, на Большом Каретном.
      Он появился в 5 "Е" классе аккуратным и, по тому времени, дорого одетым: в замшевой рыжей курточке, новеньких ботинках - и ему сразу дали прозвище "американец". Позже Евгения Степановна вспоминала, что Володя тогда вернулся из школы в слезах и просил родителей одеть его "как все". Первую обидную кличку "американец" Высоцкий носил недолго. Несмотря на внешность отличника, Владимир оказался мастером всяческих проказ. Например, в школе существовало строгое правило: пока не закончатся все уроки, не выпускать из здания учеников с портфелями, - и идея сбрасывать сумки в окно и затем невозмутимо проходить мимо сторожа, принадлежала Высоцкому. Вскоре у него появилось прозвище Высота, которое тот носил много лет.


      Учился он хорошо, но, по воспоминаниям родителей, благодаря своим способностям, а не усердию. Очень часто Володя на уроках начинал кого-то изображать, пародировать, чем, естественно, учителя были недовольны, у него появились "неуды" по поведению. Племянница Евгении Степановны, Лидия Николаевна Сарнова, которая не один год прожила вместе с Высоцким в Москве на Большом Каретном, вспоминала такой случай:
      - ... Когда Евгения Степановна уезжала в Киев - там служил Семен Владимирович, - мы с Володей оставались одни... Иногда я проверяла, как он выучил уроки. Я не верила, что за полчаса можно приготовить все домашние задания. Ну никак не могла поверить! А однажды даже разозлилась: "Безобразие какое! За тридцать минут ты успел сделать все уроки!" А Володя мне отвечает: "Лидик, дай мне все, что угодно, я сейчас же выучу". Я дала ему Некрасова "Русские женщины", потому что знала, что это трудно учится. Да и текст довольно большой. Даю вам честное слово - через двадцать минут он вышел из другой комнаты и все рассказал наизусть. "Все, я больше тебя не проверяю. Убедил!".


      Владимир Высоцкий в школьные годы не отличался крепким телосложением. Школа была мужская и здесь всегда были физически сильные ребята. Случалось, что они поколачивали Высоцкого. Его одноклассник Владимир Акимов вспоминает: "Он привык ценить и уважать физическую силу и крепкие кулаки. Районы Москвы, где он жил, раньше считались не очень респектабельными, так сказать.
      Отсюда его интерес к так называемым "блатным" песням. Этот интерес возник по большей части из чувства протеста..." Некоторые эпизоды из школьной жизни Владимира Высоцкого вошли в его произведения. В 8-м классе, допустим, преподаватель зоологии дала ученикам задание вырастить плесень на куске черного хлеба. Это было очень трудно, так как в то послевоенное время все съедалось. Выполнил задание отличник и Володя... Он принес плесень на морковке - то ли вырастил, то ли случайно обнаружил и принес на урок. У учительницы было прозвище Морковка, поэтому простить эту выходку Высоцкому она не могла до окончания школы. Позже эта автобиографическая история попала в прозаическое произведение Высоцкого "Роман о девочках" (1977). Героиня этой потрясающе правдивой повести, Тамара Полуэктова, рассказывает о своих школьных годах: "Я всегда училась хорошо, и говорили, что я самая красивая в классе, и учителя-мужчины меня любили, женщины - нет. Одна - Тамара Петровна, наш классный руководитель, учитель ботаники, - просто меня ненавидела, особенно когда причешусь или когда веселая. Однажды нам дали на дом задание вырастить на хлебе плесень. Хлеб нужно намочить и под стакан, и через несколько дней на нем - как вата - это и есть плесень. Так вот, у меня она на хлебе не выросла, зато выросла на овощах, у нас в ящике под кухонным столом. Я ее недолго думая, под стакан и в школу: вот глядите - выросла на морковке. И только тут вспомнила про кличку. Был скандал, вызвали мать и строго ее предупредили, что я вырасту распущенной женщиной".  
    Уже в то время Владимир умел интересно рассказывать, разыгрывать всякие истории. "Пишу я очень давно. С восьми лет писал я всякие вирши, детские стихи про салют, - вспоминал он, - А потом, когда стал немножко постарше, писал всевозможные пародии..." В школе Владимир часто сочинял эпиграммы на своих одноклассников, знакомых. Его одноклассник, близкий друг Игорь Васильевич Кохановский вспоминает: "Я однажды, получил травму, и мне надо было вставлять зубы. Мне вставили, и как было тогда модно, один зуб стал золотым. И Володя написал в связи с этим вот такую эпиграмму:

Напившись, ты умрешь под забором,
Не заплачет никто над тобой.
Подойдут к тебе гадкие воры,
Тырснут кепку и зуб золотой.
      Или вот песня "На Большом Каретном". Там стояла наша школа, и там жил Володя, а в этом же доме жил его хороший друг и даже хороший родственник - Анатолий Утевский. Толя учился в той же школе и был двумя классами старше нас. Он был из семьи потомственных юристов и, когда окончил школу, поступил в МГУ на юридический факультет... Утевский проходил практику на Петровке, тридцать восемь. И ему дали пистолет - черный такой, помните: "Где твой черный пистолет?!...". И вот на этого Толяна тоже была эпиграмма. Я сейчас не помню, не ручаюсь за точность первых двух строк. В общем этот Толя был очень красивый, и Володя написал (да, если кто-то не знает - до революции самым знаменитым адвокатом в Москве был Плевако...):
Красавчик, сердцеед, гуляка,
Всем баловням судьбы под стать...
Вообразил, что он Плевако,
А нам на это наплевать!

      Вообще, он (Высоцкий) был очень остроумным человеком и при случае делал что-то смешное...".
      Или вот еще один комичный эпизод из жизни старшеклассника Володи Высоцкого. В то время он и другие подростки любили посещать сад "Эрмитаж". Там всегда были билетеры, барьеры и высокие заборы. Владимир проходил мимо контролеров с глуповатым выражением лица, странно перебирал пальцами и говорил, проглатывая буквы:
      - Датуйте!... - вместо здравствуйте. Естественно, его принимали за умалишенного и не требовали денег.


   
   В школьные годы Владимир Высоцкий увлекался литературой, особенно поэзией "серебряного века". А в детстве, когда отец запрещал ему читать в постели, чтобы не испортить зрение, он забирался под одеяло с книжкой и фонариком.
      Рядом со школой, где учился Владимир, находилась женская N 187. Однажды в 10-м классе он и несколько его одноклассников пошли туда на общий вечер, посвященный 7 ноября. Праздник проходил казенно и скучно. Девочкам было неинтересно. И тут Высоцкий вышел на сцену и рассказал пародию на басню Крылова. Зрители оживились, в зале смеялись и аплодировали, но... Владимир за это получил тройку в первой четверти и о медали, к которой он стремился, не могло быть и речи.


      Отличительной чертой Высоцкого была уверенность в себе, он всегда поступал так, как считал нужным. Мириться с несправедливостью, обидой, причиненной слабым, он не мог с детства.
      Был такой случай. Лето. Дача под Киевом, где отдыхают тринадцатилетний Володя, Евгения Степановна, куда часто приезжает на выходные Семен Владимирович, появляются другие киевские родственники Высоцких.
      Деревенская тишина, покой. Занятия домашним хозяйством, в которых не последнее место занимают выгул кур и сбор ягод. Купание в речке и другие прелести дачной жизни. Ко всеобщей радости приезжает Лидик. С нею маленький сын Виталий. Но вдруг здесь, на даче, он заболел. У него поднялась температура. Рядом снимала дачу семья врачей, и взволнованная Лидия Николаевна обратилась к ним за помощью:
      - У меня заболел ребенок, вы не могли бы его посмотреть?!
      Но получила жестокий ответ:
      - Мы приехали отдыхать и никуда не пойдем!..
      В слезах она вернулась домой. На пороге был Володя.
      - Что случилось, Лидик? - спросил он с беспокойством. А когда узнал о случившемся, сказал серьезным тоном: - Если они отказались помочь - это не врачи!..
      Когда стемнело, вокруг дачи "врачей" раздался сильный шум. Это мальчишки под предводительством Высоцкого гремели, стучали и кричали по-тарзаньи. Утром выяснилось, что ребята отвязали лодку соседей Высоцких и пустили вниз по течению.
      - Боже мой! Ведь нас всех арестуют! Боже мой, что ты наделал! - причитала бабушка Владимира. - Нас всех посадят!
      Но, видимо, врачи сами поняли всю низость своего поведения - на следующий день они уехали.


      В 10-м классе Высоцкий переехал жить к матери, Нине Максимовне. В новом доме, на той же Первой Мещанской весной 1955 г. они получили комнату в трехкомнатной квартире, где рядом с ними поселились их соседи по коммунальной квартире, Гися Моисеевна и ее сын Мишка Шифман. У Володи расширился круг знакомых, но он не забыл своих друзей на Большом Каретном, где уже в школьные годы стала формироваться компания, о которой он потом скажет: "... все были интересные люди достаточно высокого уровня, кто бы чем не занимался...". Со многими из них Владимир Высоцкий сохранит прекрасные отношения на всю жизнь, но об этом мы расскажем в следующей главе, которая так и называется "На Большом Каретном".


стр 1 2 3 4 5


Наверх


  Rambler's Top100  

 





Реклама
на irrkut.narod.ru
Закрыть [x]
หวยออนไลน์ на сайте.