"На Большом Каретном, вот в этом самом "первом доме от угла", жили два моих друга - Анатолий Борисович Утевский, тогда студент- юрист, и Левон Суренович Кочарян, тоже юрист, мечтавший стать кинематографистом... ...Володя Высоцкий бывал в одной компании с Утевским и Кочаряном, и они меня с ним познакомили. Это было где-то в 1953-м или в 1954 году, он еще учился в школе. В этой компании он был самым маленьким. У него была тогда кличка Шванц - Хвост, потому что он бегал хвостиком за старшими, хотя вскоре стал полноправным членом компании, невзирая на разницу в возрасте. Он был своеобычный человек, легкий, веселый, общительный, с очень ясными глазами. Правда, до определенного момента, когда он сталкивался с тем, что его не устраивало,- тогда глаза его становились жесткими и прозрачными. Тот факт, что мальчик школьник стад полноценным членом компании людей мало того, что взрослых, но имевших уже определенную биографию, говорит о многом.
Время, в которое мы росли, нас определенным образом формировало. На мой взгляд, в послевоенные годы страна была захлестнута блатными веяниями. Не знаю, как у других, а у нас в шкодах и во всех дворах все ребята часто делились на тех, кто принимает, грубо говоря, уличные законы, и тех, кто их не принимает, кто остается по другую сторону. В этих законах, может быть, не все было правильно, но были и очень существенные принципы: держать слово, не предавать своих ни при каких обстоятельствах. Законы двора были очень жесткими. И это накладывало определенный отпечаток на наше положение, на нашу., судьбу.
И вот по этим законам в дворовой коммуне формировался и Володя. Ему повезло - он навсегда сохранил ту легкость, общительность, которую многие из нас к тому времени уже потеряли. А у него это осталось. И уже тогда было ясно, что он - художник, что он - талант- Он тогда мечтал быть актером, и, когда я с ним познакомился, он беспрерывно разыгрывал всякого рода скетчи, розыгрыши, фантазировал".
Из выступления А. Макарова в ДК имени Ленина. Ленинград, декабрь 1984 года.

"Мы оказались с Володей в одном классе, 8-м "В", и так учились до окончания шкоды. С ним мы скоро подружились на одной общей страсти - любви к литературе, в частности, любви к поэзии.
Дело в том, что к нам в 1953 году пришла новая учительница литературы.
В то время период расцвета русской литературы в 20-х годах был не то, чтобы под запретом, но никто нам не говорил, что были такие русские поэты, как Ведимир Хлебников, Марина Цветаева, Борис Пастернак, Крученых и всякие там "ничевоки". И вдруг эта учительница стала нам рассказывать об этих поэтах и писателях... ...Я помню,
одно время мы очень увлекались Игорем Северяниным, потом Гумилевым, читали его взапой. Теперь я понимаю, что Володя был очень начитан-" ным человеком. Он говорил: "У меня "взапчит". Это означало, что он взапой читает... Короче говоря, мы стали очень много читать, начади писать друг на друга какие-то эпиграммы, стихи на злободневные школьные темы".
. Из выступления И. Кохановского на вечере памяти Высоцкого.Новогорск, олимпийская база, 8 апреля 1981 года.


"Володя начал проявлять себя уже с восьмого класса. Он умел вести за собой людей и в то же время переживал, сможет ли он водить машину. Он считал тогда, что для этого нужно иметь какой-то дополнительный талант, а впоследствии научился, и довольно неплохо".
. Из выступления А. Свидерского на вечере памяти Высоцкого. Москва, клуб фидофонистов, 21 ноября 1980 года.

"Что меня в нем поражало, так это умение трудиться. На службе в армии не раз приходилось срочные задания выполнять, работал сутками, знаю, что такое нагрузки. Но не видел, чтобы так отдавались делу, как он... Чем он выделялся среди сверстников, так это феноменальной, я бы сказал, "железной" памятью. Однажды за полчаса, ну, может быть, за час, выучил поэму Пушкина Писать стихи начал с девятого класса, но мне их не читал, стеснялся... ...Чтобы обучиться верховой езде, ходил на московский ипподром. Что плавать умел отлично - уже говорил. Занимался боксом".
К о д о д н ы и Л. Я тебе завидую бедой завистью.- "Московский комсомолец", 1986, 3 августа.

"В школьные годы Володя отличался остроумием, он и потом в жизни был очень остроумным человеком, не говоря уже о его песнях.
В восьмом классе, получив по биологии домашнее задание вырастить плесень, все вырастили ее на черном хлебе, а Володе удалось вырастить ее на морковке. И с тех пор нашу классную руководительницу, учительницу биологии, прозвали Морковкой, что она ему до окончания шкоды простить не могла".

"В десятом классе мы вдруг взялись за ум, стали хорошо учиться, чтобы подучить хороший аттестат иди даже медаль и попасть в институт. Первую четверть мы с ним окончили прекрасно, ну буквально только с 2-3 четверками, но отметки нам еще не успели выставить, когда нас 5 ноября 1954 года пригласили в соседнюю, 37-ю женскую шкоду на праздничный вечер. Мы пришли на этот вечер, но было как-то скучно. И Володя говорит: "Надо что-то придумать, потому что девчата сидят скучные, носы повесили, какие-то стихи там читают, кому все это нужно? Я сейчас расскажу..."
А тогда были очень популярны анекдоты, переделанные из басен Крылова на современный лад. И вот Володя вышел на сцену и с кавказским акцентом рассказал басню Крылова, как медведь, охраняя сон охотника и желая согнать надоедливую муху, севшую на нос охотника, взял булыжник и осторожно опустил его на голову мухе, правда, охотник при этом скончался. Басня имела громадный успех в зале, но Володе за нее поставили тройку по поведению в четверти. После этого мы поняли, что медаль Володе не дадут, мне тоже не нужно, и поэтому стали немножко по-другому учиться".
. Из выступления И. Кохановского на вечере памяти Высоцкого.



"Владимир Высоцкий: страницы биографии"







Реклама
на irrkut.narod.ru
Закрыть [x]
Хакерские песни, музыка про админов и программистов слушать тут